Фаринник, Непран и прочие темные личности банка ”Софиевский”

Правління Національного банку України 22 грудня прийняло рішення про віднесення до категорії неплатоспроможних ПАТ Банк «Софійський», який за останні тижні став власником однієї з найбільших мереж обмінних пунктів в Києві.

Журналіст Олександр Дубинський (телеканал «1+1») вважає, що це відбулось після опублікування йогостатті про схему становлення «Софійського» крупним обмінним оператором. За його даними, голова НБУ Валерія Гонтарєва виписала «жестких люлей» директору Департаменту банківського нагляду НБУ Катерині Рожковій, з відома якої і могла статись така ситуація.

дубинський2

Директор Департаменту банківського нагляду НБУ Катерина Рожкова

Директор Департаменту банківського нагляду НБУ Катерина Рожкова

«Історично банк був розташований в Донецьку. Після початку антитерористичної операції банк переїхав до Києва, проте, майже весь кредитний портфель банку «Софійський» сконцентрований в зоні АТО. Через розвиток подій на сході якість його обслуговування значно погіршилась, що призвело до   проблем з ліквідністю. Власники та менеджмент намагалися врятувати банк, шукаючи інвестора. В пошуках альтернативного джерела доходів останнім часом банк сфокусувався на відкритті відділень з метою роздрібного валютообміну. Але, враховуючи суттєвий брак ліквідності, цей шлях виявися невдалим. Пошук інвестора, що міг би надати фінансову підтримку банку, не дав очікуваних результатів. Все це призвело до неплатоспроможності банку», – прокоментувала ситуацію Катерина Рожкова.
Розбудова обмінної мережі «Софійського» почалось 28 вересня. Вже до 8 грудня банк відкрив 156 відділень, абсолютна більшість яких розташована в Києві та Київській області у звичайних пунктах обміну. Це значна кількість відділень. Зараз чотири найбільші мережі компаній «Абсолют фінанси», «Фінод», «Вікторія» і ГГЛА сукупно мають 1850 пункти обміну по всій Україні.

Дружина Гліба Загорія Ольга Олексенко – директорка ювелірного магазину «Van Cleef & Arpels» цього літа стала співвласницею банку «Софійський»

Дружина Гліба Загорія Ольга Олексенко – директорка ювелірного магазину «Van Cleef & Arpels» цього літа стала співвласницею банку «Софійський»

Раніше основним власником банку «Софійський» через ТОВ «Боярбудінвест» були донецькі бізнесмени Микола Ткаченко та його син Володимир. Однак у серпні 2015 року 6% статутного капіталу «Боярбудінвесту» (на суму 12 млн грн.) відійшли Ользі Олексенко. Це дружина народного депутата від «Блоку Петра Порошенка» Гліба Загорія. За минулий рік вона офіційно заробила 121 тис грн. і значних вкладів у банках не задекларувала.

Жодних інших змін у власниках та топ-менеджметні банку перед початком розбудови обмінної мережі «Софійського» не було.

Входження дружини Загорія до складу власників банку відбулось після того, як Департамент банківського нагляду очолила вищезгадана Катерина Рожкова. Саме вона за посадою відповідає за дозволи Нацбанку щодо відкриття банками нових відділень.

Саме за такою схемою «Софійський» і отримав мережу. Банк відкрив не агентські пункти обміну, для яких би треба було отримувати ліцензію НБУ, а саме відділення. Для їх відкриття достатньо було рішення одного з комітетів Нацбанку, провідною фігурою у якому і є Рожкова, а також владнати питання з управлінням НБУ по Києву і Київській області. Його очолює Микола Каленський, який на початку 2000-х років очолював ГоловКРУ та Державну митну службу. Також він балотувався до парламенту по списку Народної партії Володимира Литвина.

дубинський1

За словами Дубінського, зміни у «Софійському» означають, що серед його «тіньових акціонерів» з’явився вінницький бізнесмен Володимир Продивус, який має добрі зв’язки в Адміністрації президента. Однак жодних доказів присутності Продивуса в «Софійському» нема, тоді як дружина Загорія офіційно володіє часткою у фірмі-акціонері банку.

Також Дубінський повідомляв, що відділення «Софійського» відкрились у пунктах обміну, в яких раніше вів діяльність «Артем-банк». Нібито до власників цього банку довели думку з НБУ, що він буде продовжувати свою діяльність взагалі лише після того, як він закриє свої обмінники і вивільнить тим самим місце «Софійському».

Власником «Банку «Софійський» є ТОВ «Боярбудінвест». Раніше основними власниками «Боярбудінвесту» були Микола і Володимир Ткаченки. Микола Ткаченко з 2006 був депутатом Донецької облради від Партії регіонів, працював головою Спостережної ради банку «Камбіо», а син Володимир був заступником начальника управління документарних операцій цієї фінустанови.

У 2013 році співвласницею «Боярбудінвесту», а відповідно і банку «Софійський»  з часткою 8,73% стала Галина Фаринник, дружина Ігоря Фаринника, екс-начальника Головного слідчого управління МВС України (звільнився у березні 2013 року). Також співвласником став Олексій Тройніков, який сьогодні володіє 17% банку «Софійський». Тройніков – директор ТОВ «Фамфарма» фармацевтичного бізнесмена Гліба Загорії, народного депутата від Блоку Петра Порошенка.

Сьогодні співвласниками банку є 12 фізосіб. Останньою в серпні цього року приєдналася дружина Гліба Загорія – Ольга Олексенко. Її частка близько 6% складає 12,22 млн грн. За минулий рік дружина Загорія офіційно заробила 121 тис грн. і значних вкладів у банках не задекларувала.

Справка ”ОРД”:

софійський-схема-640x450

Возвращение “приватовского” Миши
В Министерстве экономики – нехорошее оживление. Ходят слухи, что руководитель аппарата Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) Михаил Непран, который 5 февраля написал заявление на увольнение по собственному желанию, возвращается в Минэкономики, к местам своих давних коррупционных подвигов. В 90-е годы, работая  там главным завхозом, Непран разбазаривал имущество, получал взятки иномарками, отдавал в «волосатые криминальные лапы» объекты типа гостиницы «Салют» или Дома подарков на бульваре Леси Украинки и даже откупался от уголовного дела в Генпрокуратуре. Правда, теперь Михаил Иванович соберется торговать не гостиницами или ведомственным имуществом, а недрами нашей родины, которую он и его покровители из «Привата»  держат за дойную корову. А теперь подробнее…

По официальной информации, Михаил Непран с 1991 года работал референтом канцелярии председателя Верховной Рады, с 1993 – управляющим делами в Минэкономики, с 2001 – руководил службой вице-премьер-министра Василия Рогового (своего давнего приятеля и партнера по «лавочному бизнесу»), с 2003-го стал заведующим отдела секретариата президента. 15 декабря 2004 года Леонид Кучма упразднил должность исполнительного секретаря Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку и ввел пост руководителя аппарата ГКЦБФР, назначив на него Непрана. С тех пор этот упитанный и шустрый господин развернул свой собственный коррупционный «бизнес» по оказанию услуг бизнес-структурам, прежде всего –  «Привату», где он контачил  персонально – с Геннадием Корбаном.

Трудовой путь Миши Непрана начался на «стратегическом продовольственном объекте»  — Прилукском мясокомбинате. Там он круто продвинулся по комсомольской линии и вскоре перебрался в столицу, оставив о себе шлейф неприятных воспоминаний у земляков. Спустя несколько лет, в 1998 году одна из прилукских газет опубликовала короткую заметку о Непране известного журналиста и руховского деятеля Виктора Ла-ва, которую перепечатала областная газета «Сиверщина». Суть заметки уже никто не помнит, но в памяти земляков остался судебный процесс: въедливые адвокаты бывшего комсомольского деятеля, а тогда уже сотрудника министерства экономики затравили провинциальную прессу исками.

 

В 1991 году, как мы уже сказали, «комсомолист» Миша пристроился к Кравчуку в Верховную Раду. По случаю познакомился  с начальником управления экономики Кабмина Василием Роговым и при его помощи  через пару лет перебрался в Минэкономики руководителем аппарата. Вскоре в Минэкономики перекочевал и сам Роговой, устроившись на должностьзаместителя министра. И вот тут начался настоящий расцвет творческой мысли Непрана (в плоскости «что можно стибрить»).

 

Опершись на широкое (вследствие переедания) плечо замминистра он принялся таскать все, что, на его взгляд плохо лежало. Благо на тот момент украинское министерство экономики – преемник советского Госплана – было одним из самых богатых ведомств на постсоветском пространстве. В его собственности находилась новая, роскошная (во всяком случае, по тем временам) гостиница «Салют», постройки 1984 года вместе с рестораном на 150 посадочных мест, Дом подарков на бульваре Леси Украинки, базы отдыха, санатории, несколько достроенных и недостроенных зданий Минэкономики (на Левобережной и на Дмитриевской возле цирка), подсобные хозяйства и много всякой всячины.

 

Понятно, что у бывшего комсорга прилукского мясокомбината от такой уймы сокровищ разбежались глаза. Но он быстро совладал с собой и начал переоформлять собственность на подставных лиц, превращая ее в ООО и МП. Первым делом он поставил  в «Салюте» своего  человека и потом перевел на него собственность. Есть свидетели, что «ставленник»чуть ли не ежедневно приносил боссу выручку наличными, и тот пухлыми пальчиками рассовывал ее по карманам. А прибыль была немалая. Большая часть номерного фонда отеля сдавалась бандитам и фирмачам, часть использовалась под бордель, но самые лучшие апартаменты неформально принадлежали Непрану. Видимо, дела пошли в гору, посокльку Михаил проявил несвойственную ему щедрость. В частности, он подарил своемуводителю серую «Таврию», 1993 года выпуска номер А7029КI, а племяннице – квартиру возле поликлиники Кабмина, в районе проспекта Дружбы Народов по адресу улица Верхняя, 3. Сам переселился с мамой в более комфортабельное жилье. Если не ошибаюсь, в районе бульвара Леси Украинки. Там же, недалеко от военного училища связи, проживал Роговой.

 

Забегая вперед замечу, что Миша вскоре обнаружил на первом этаже дома Рогового аптеку. Обычную такую аптеку с тремя бабоньками-фармацевтами. Это ему не понравилось и он выселил аптечное учреждение из престижного обиталища. Вместо него заселил свой с Роговым магазинчик «Домашние продукты». И стал продавать обитателям  дома продовольственные товары последней свежести. Поговаривают, будто из четырех девиц, работающих в магазине,  оформлены только две. Учитывая, что получают они мизерную зарплату, экономия на налогах у Михаила Ивановича получается «фантастическая». Но жадность – это такая болезнь, которая выражается именно в мелочах.

 

Вообще, детские и юношеские годы, проведенные в условиях прилукского мясокомбината, не прошли даром. Мишу всегда тянуло к пищевым продуктам. И желательно поближе от дома или работы. Напротив Кабмина есть продовольственный магазин, много раз сменивший название. Сейчас он именуется вроде бы «Чумацким шляхом».  Там вот, у этого магазинчика есть потайная дверка, которая вела прямо в фирму Непрана. Управделами Минэкономики в рабочее время бегал в свою фирмашку через дорогу от рабочего кабинета, и проверял счета по поставкам колбасы.

 

Но у читателя может сложиться искаженное представление о масштабах коммерческой деятельности молодого Непрана. Она не ограничивалась магазинчиком и гостиничными бордельчиками. Настоящий широкий бизнес Михаил Иванович развернул на поприще отчуждения ведомственного имущества. Помимо гостиницы, он умудрился за копейки (в прямом смысле слова) сбагрить Дом подарков на Леси Украинки. Потом продал базу отдыха в Конче-Заспе. Приватизировал и спихнул ведомственные «домики» в Осокорках, называвшиеся базой «Днипро». Следующей его жертвой стал пионерлагерь министерства имени Крупской на 27-километре Житомирского шоссе. И оздоровительный центр на Трухановом острове (так называемый РОП).

 

Но самые большие чудеса Непран творил с многочисленными зданиями Минэкономики. В частности, он якобы нанял для ремонта и достройки корпусов министерства югославскую фирму «Градинг».  Причем, процесс найма субподрядчика хорошо запомнился рядовым сотрудникам ведомства тем, что  Непран и Роговой закрывались в кабинете, и чем-то таинственно долго там занимались. Наверное, раскладывали что-то на две кучки…

 

Так вот, через несколько лет, КРУ (или какая-то другая ревизия) поехала смотреть якобы законченный евроремонт, за который уже было перечислено 5 млн долл, и обнаружила, что абсолютно никаких работ не проводилось. Более того, стыдливо пряча глаза, Непран сообщил, что связи с фирмой нет, ее югославские телефоны не отвечают, «пропали гады, кинули нас бедных». Материалы проверки ушли в Генпрокуратуру, а следом за ними туда, с видом побитой собаки, поскакал Миша. По слухам, он быстро «обкорешался» с местными обитателями, и добился «индульгенции». По материалам проверки уголовное дело возбуждено не было.

 

Воспрянув духом, Непран потянулся к другому ведомственному объекту – зданию на Дмитриевской. Пойдя привычным путем, он подписал договор о совместной деятельности от 25 июня 1995 г. между Министерством экономики Украины в лице управделами   Непрана Михаила  Ивановича и Фондом делового сотрудничества «Украина» в лице председателя Плужникова Игоря Александровича. На нескольких страницах этого документа пестрит громогласная беллетристика, а вот заключительная часть весьма любопытна: «Министерство для обеспечения выполнения Фондом государственных заданий, направленных на развитие рыночной экономики в Украине, обеспечивает Фонд нежилой площадью в админздании по ул. Дмитровской, 30 (г. Киев) общей площадью 1570,8 кв.м. Фонд обязуется отремонтировать и оборудовать на пятом этаже в двухнедельный срок кабинеты для замминистра и начальников отделов департамента поддержки предпринимательства. Министерство будет содействовать в предоставлении Фонду админздания по ул. Дмитровской, 30 общей площадью 6800 кв.м.».

 

А теперь о главном – в здании поселился телеканал «Интер» (к которому у нас, понятное дело, нет никаких претензий), а пан Роговой вскоре стал видным социал-демократом, на все посты его поддерживали и продвигали эсдеки.  В общем, Непран внес здание Минэкономики в «уставной фонд» будущей партии Медведчука в качестве вступительного взноса за поддержку своего покровителя. Тот не остался в долгу: переходя то в Администрацию президента, то еще куда-то Роговой тянул за собой Мишу до тех пор, пока тот не присосался к «Привату».

 

У многих возникает вопрос: как познакомились «Приват» и Миша. Отвечаю – на почве машин. Дело в том, что Непран нашел себе деловых партнеров в лице фирмы-поставщика «Пежо». Кстати, Минэкономики до сих пор ездит преимущественно на «Пежо». Он не только закупал у них машины крупными партиями, но и поселил их на базе АТП министерства. Причем, была придумана хитрая схема, по которой за аренду продавцы «Пежо» платили… 50 коп. за квадратный метр, при индикативной арендной ставке 2,50. За воду и электроэнергию не платили вовсе. Т.е. платили лично Михаилу Ивановичу  — машинами. За сотрудничество он был вознагражден личным «Пежо» 407 и еще одним автомобилем этой марки – для служебных разъездов. Но надо было как-то облагородить схему с арендным дисконтом. И фирмачи рассчитывались автозапчастями. Так случилось, что среди этих запчастей оказывались лишние. И однажды Непран продал «горстку» левых деталей кому-то из руководства «Привата».  С тех пор они не разлучаются. Люди Коломойского безошибочного узнали в Непране «своего». Действительно, таких проходимцев надо поискать.

 

Постепенно руководство исполнительной власти разобралось в Непране, который окончательно обнаглел. В открытую лоббировал интересы «Привата» в конфликте с НЗФ, прикрывал рейдерские атаки «Привата» и даже с помощью людей Коломойского пытался взобраться в кресло председателя комиссии по ценным бумагам. За период работы  в ГКЦБФР на Непрана неоднократно составлялись протоколы о коррупции, но он всякий раз уворачивался от наказания.

 

Но предел наглости был перейден, и руководителю аппарата посоветовали уволиться. Тогда-то он и предложил свои услуги «связному» от «Привата»  — Гене Корбану, убедив помочь ему пролезть в Минэкономики на пост заместителя министра по квотам. Если финт удастся, Михаил Иванович будет курировать вопросы лицензирования и экспортные квоты. Интерес «Привата» состоит в том, чтобы добывать  с его помощью разрешения на экспорт нефти, природного и сжиженного газа украинского производства,  а также получения квот на зерно.

 

Другой задачей, которую решал бы Непран, является лоббирование введения лицензий на производство и реализацию нефтепродуктов, так как устаревшие НПЗ группы «Приват» уже несколько лет испытывают трудности с продлением сроков разрешений на производство бензина и дизтоплива.  В Минэкономики возвращение заматеревшего Миши ждут со страхом: бояться что после его художеств ведомство просто расформируют…

 

Никита Сергеенко, специально для „ОРД”

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *