«Децентрализация»: ждите в гости бандитизм. Закарпатье — пример

5d7835d00c9da629_0

 

Новый проект Конституции, обещанный Петром Порошенко ЕС и Владимиру Путину — бомба под государственность Украины. И в лучшем случае эта бомба под страну закладывается по недомыслию инициаторов изменения Основного Закона.

В худшем — Петр Порошенко и его команда идут на поводу враждебных Украине сил осознанно, в силу выданных ранее личных обещаний, и интересы государства здесь — на десятом месте, если отстаиваются вообще.

Бандитские «разборки» в Закарпатье показали, на чем и на ком именно держится власть в регионе: нелегальном, «теневом» бизнесе и местных криминальных авторитетах. При этом местные милиция, СБУ, прокуратура и суды — всего лишь обслуживающий региональные криминальные потоки персонал. В подавляющем своем рекрутированный из родственников и ближайшего же окружения местных криминальных авторитетов: эти кадры в погонах выучили в ВУЗах и расставили на должностях за деньги той же местечковой мафии.

В Мукачево дошло до стрельбы, потому что все «разборщики», схлестнувшиеся в переделе контрабандных потоков региона, были местные — что члены ОПГ Ланьо, что под лейблом «Правый сектор». И потому обе конфликтующие стороны были уверены, что сам факт «разборок» и предмет спора за пределы региона не выйдет — чем бы «бодание» ни закончилось. Но местное бандво не учло, что в воюющей стране любые выстрелы, где бы они ни прозвучали за пределами линии фронта, в тылу — это ЧП государственного масштаба. Это выстрел по стране.

Что такое Закарпатье? Это граница с Румынией, Венгрией, Словакией, Польшей. Это регион, куда после распада Варшавского договора СССР массово выводил с Запада военную технику, склады боеприпасов, личный состав. Это регион, с учетом его стратегического значения для СССР (на случай войны со странами НАТО) и многонационального состава населения, был нашпигован погранвойсками, кадрами КГБ, военной контрразведки, милицией и их обширной агентурой среди гражданских лиц.

Причем любые сколько-нибудь значимые должности «силовиков» в Закарпатье были принципиально представлены кадрами из других — не западный — регионов Украины и СССР. Местным доверия не было. «Органы» бдительно присматривали за местным населением еще и потому, что в годы Второй Мировой этот регион был зоной жесткого противостояния ОУН-УПА с коммунистическим режимом.

Зачистка региона от патриотов, носителей украинскости, «завоз» управленческих кадров извне, повышенная «заагентуренность» местного населения, оседание в благодатном крае вышедших на пенсию «силовиков» — все это, «перебродив» в период распада СССР в 1990-х, да еще и под воздействием агентуры российских спецслужб (которым тут было на кого опереться!) и стало нынешним Закарпатьем: поделенным на этнические анклавы и криминальные кланы.

При этом этот регион, как и граничащие с ним страны, активно использовали в своих интересах киевские ОПГ, чьи лидеры во времена СССР были завербованы КГБ, так и ОПГ Семена Могилевича, кураторство над которой перешло от КГБ УССР … к ФСБ РФ после развала Союза.

И киевским ОПГ, и людям Могилевича приходилось согласовывать с лидером местного криминалитета «Гешей»- Михаилом Токарем свои действия в Закарпатье — авторитет последнего в регионе был сравним с авторитетом «Алика Грека» (Ахать Брагин) на Донбассе.

… Первый фальшивый «Нескафе» в Украине производился промышленным способом в двух деревнях неподалеку от Ужгорода. По мнению потребителей, суррогат на вкус был даже лучше, чем оригинал — секрет заключался в том, что в кофейный напиток местные умельцы добавляли сушеную бычью кровь — как теперь это принято говорить, для улучшения органо-лептических свойств.

Первую контрафактную «кока-колу» в Украине производили на заводе под Ужгородом из концентрата, контрабандно ввозимого из Венгрии. Напиток назывался «Рата-кола» — по криминальной кличке лидера одной из местной ОПГ Сергея Ратушняка, мэра Ужгорода — «Рата». При этом боевики «Раты» ломали и поджигали автомобили «Кока-Колы», избивали экспедиторов этой международной компании, пытавшихся наладить в Закарпатье сбыт известного напитка.

Когда представительство «Кока-кола» в Украине заявило протест правительству, президент Леонид Кучма направил в регион большую оперативно-следственную группу сотрудников ГПУ и МВД под руководством заместителя Генпрокурора Ольги Колинько. Мэр Ратушняк, не дожидаясь оргвыводов, убыл за границу вместе со всем штатом ужгородской мэрии — вплоть до секретарш. Прихватив с собой все документы. Отсидевшись за границей около года, «Рата» вернулся в родное Закарпатье — претензий власти к нему уже не было…

Но главным в Закарпатье в 90-х был не «Рата». Сам он являлся всего лишь ставленником криминального авторитета регионального масштаба, «хозяина Закарпатья» по кличке «Геша» — в миру Михаил Токарь. Таким же ставленником «Геши» были и ныне одиозные фигуры как депутаты Рады Виктор Балога и Михаил Ланьо. И если Балога и Ратушняк являлись, так сказать, бизнес-менеджерами «Геши», то Ланьо по кличке «Блюк» — «бригадиром над бригадирами», правой рукой Токаря по делам бандитским.

В 1998 году в Закарпатье пришли «эсдеки» — Виктор Медведчук и Григорий Суркис. По одной из версий, избирательные округа «в глубинке» им нарезали по указанию тогдашнего президента Л. Кучмы, в доверие к которому «эсдеки» втерлись. По другой версии, выдвижение и закрепление «эсдеков» в Закарпатье было одной из спецопераций российских спецслужб — для взятия стратегически важного региона под свой оперативный контроль.

Виктор Медведчук щедро раздавал обещания на встречах с местной «элитой», суля должности и инвестиции в регион. Но планам «медведчуркисов» мешал «Геша», не доверявший чужакам; глядя на босса, не спешили содействовать киевским «варягам» и местное начальство — от бандитского до таможенного. Неудивительно, что вскоре после избрания Медведчука и Суркиса депутатами Верховной Рады от Закарпатья Михаил Токарь был убит.

Его расстреляли из автомата на подъезде собственного дома. Убийцу нашли спустя долгие годы — им якобы оказался мелкий криминальный авторитет из … Донецка. О заказчике ни в прокуратуре, ни на суде и вопрос не стоял: расследование дела об убийстве Михаила Токаря было сфальсифицировано точно так же, как и дела об убийствах примерно в тот же период Ахатя Брагина, Евгения Щербаня, Вадима Гетьмана, Вячеслава Черновола и других знаковых и даже судьбоносных для Украины персон.

Подчеркнем: все эти дела были фальсифицированы Генеральной прокуратурой Украины. Все убитые, независимо от рода занятий, выступали резкими противниками «протектората» российской экспансии в Украину — каждый на своем уровне. Интересно так же, что фальсификацией расследований всех этих убийств занимались кадры ГПУ, относящиеся к орбите руководителей печально-известной партии СДПУ(о). Которая на самом деле являлась политической «крышей» для агентуры российских спецслужб в Украине.

Но вернемся к Закарпатью.

Знаковая деталь: по показаниям жены покойного «Геши», за 15 минут до его гибели за ним приехал его «правая рука» Михаил Ланьо. В расстрелянной машине «Геша» был один… А М. Ланьо вскоре попал в орбиту В. Медведчука и даже стал его кумом. Пошел на повышение и Виктор Балога — аж до главы Закарпатской ОГА… Позже С. Ратушняк прямо обвинял Балогу и его людей в гибели «Геши», но кто его услышал?..

Сегодня друг Медведчука Михаил Ланьо — участник «разборок» со стрельбой с «Правым сектором». И один из криминальных «королей Закарпатья», который в Верховной Раде диктует народу Украины, как ему жить. Разумеется, с позиций своих коллег из вчерашней Партии регионов.

Фактически сегодня Закарпатье — мафиозный насквозь регион, где несколько криминальных кланов контролируют все процессы бытия — бизнес, рабочие места, государственные учреждения, местный силовой блок, подменяя собой Государство. Часть этих криминальных кланов (например, В. Балоги и С. Ратушняка) декларируют и демонстрируют про-украинскую позицию, часть — М. Ланьо, ОПГ из числа уволенных в запас правоохранителей — являются «пятой колонной» Кремля и российских спецслужб. К сожалению, именно вторые сегодня диктуют Закарпатью, как ему жить. И осуществляют подрывную работу в интересах Кремля — будь то контроль над подземными тоннелями под границей, масштабная контрабанда, убийственная для Карпат вырубка хвойных лесов или добыча полезных ископаемых.
В Закарпатье сегодня — как и по всей территории Украины — милиция не защищает граждан, прокуратура не отстаивает их интересы, суды — не осуществляют правосудие. Эти структуры занимаются делами и проблемами исключительно Ланьо и равных ему по статусу жителей региона, но никак не простых людей. Отсюда — огромная социальная гражданская апатия у местного населения, лучшие представители которого предпочитают трудовую эмиграцию, чем прозябание в этом болоте.

Если ты «вписался» в существующую в Закарпатье систему кланов и координат, на хлеб с маслом тебе хватит — но не больше. Если не «вписался» — на хлеб будет, но за «маслом» придется ехать за границу, на заработки. Чтобы было «больше», чем на хлеб с маслом, нужно либо выбиваться на руководящие роли в местных ОПГ и опекаемых ими структурах, либо съезжать, строя свою жизнь в новом месте.

В случае принятия Радой проекта новой Конституции и так называемой «децентрализации полномочий», править в регионах Украины будут не мифические при нынешнем уровне правосознания территориальные общины. А наиболее влиятельные — в денежном плане — местные «царьки». Которые и так сегодня контролируют — особенно в провинции — райсоветы и горсоветы, всю местную торговлю, местные милицию, прокуратуру и суды. И никаких политических пристрастий — бизнес, просто бизнес.

Простой пример — один из районов на Полтавщине, известный большим количеством газоносных скважин. Вся торговля в районе поделена между тремя местными жителями. Строительные услуги — еще двое. Местная мафия — два вожака — специализируется на хищении газового конденсата и «бодяге» топлива на местных заправках. Аграрный сектор поделен тремя крупными производителями, до 20 местных мелких фермеров на ситуацию в районе никак не влияют. Еще один держит весь местный автосервис.

Газодобыча — отдельная тема: скважины принадлежат, в основном, друзьям Виктора Медведчука. Местных на работу «на скважины» практически не берут — привозят их других регионов, вахтовым методом. Ни крупные агропроизводители, ни «газовики» в жизни района копейкой никак не участвуют — как юридические лица, они зарегистрированы в Киеве, туда же и платят львиную часть налогов.

Зато именно эти люди расставляют на все государственные должности в районе «своих людей» — что при Кучме, что при Ющенко, что при Януковиче, что при Порошенко. Смена районного начальства для рядовых местных жителей ничего не значит — это ни хорошо, ни плохо. Потому что местная «элита» из одних и тех же лиц давно по сговору делит между собою контроль над местными организациями представленных во власти партий — будь то «Батьківщина», «Фронт змін», Блок Петра Порошенко, а до этого — КПУ и ПР. Какая бы партия к власти ни пришла — у местных князьков уже есть кандидат на все места в РГА и прочие госпредставительства — а между собой они всегда договорятся!

Местная «элита», представленная самыми денежными жителями района, ходят под «аграриями» и «газовиками»: первые «стригут» своих малоимущих земляков по-мелкому, но тотально, вторые на мелочь не размениваются — берут по-крупному, богатством недр.

В район никто не инвестирует: дороги — разбиты тяжелой техникой и газовозами, больницы — филиалы моргов, безработица — повальная, отток молодежи — тотальный. Район стремительно маргинализируется — это происходит буквально на глазах. Крупному стороннему бизнесу нужны недра и чернозем, мелкому местному — наличность в карманах выживающего населения. Как итог — деградация населения и инфраструктуры провинции Украины.

Организация общин на территории этого района и «децентрализация» ничего хорошего простым гражданам не даст. Общины никак не смогут влиять на свою же «элиту» — последней уже давно все «прибито»-поделено; инакомыслие, бунты будут жестоко караться местечковой «знатью».

Даже если общине повезет, и из числа своих членов она сможет избрать достойного по моральным, образовательным и деловым качествам лидера, вряд ли он сможет повлиять на крупных финансовых игроков, чей бизнес (те же скважины) расположены на территории общины. Искателя справедливости просто покалечат (на первый раз) или просто убьют, или он просто исчезнет без следа — при нынешнем состоянии правоохранительной квази-системы для заказчиков это будет дешевле, чем поступиться своими финансовыми интересами (например, доходами в пользу общины от той же скважины) и создать для себя опасный прецедент.

Ни сегодня, ни в обозримом будущем общину, ее лидеров никто от произвола не защитит — ни милиция, ни прокуратура, ни суды. В результате этой «реформы» и «децентрализации власти» люди в провинции будут буквально отданы в рабство местной «элите» и их «крышевателям» с киевского олимпа.

Это то же самое, что мы видим на примере нынешнего Закарпатья — где все процессы уже лет 15 контролирует местная воровская «элита». Кто — под «крышей» Кремля, кто — под «крышей» киевских криминальных кланов.

И какой бы ни была риторика того же Виктора Балоги (или Михаила Ланьо) — но именно эта «элита» виновна в том, что вместо того, чтобы строить Государство Украина, они привели в наш общий дом врага — путиных и медведчуков. И только им подобная быдло-элита заинтересована в ослаблении функций центральной власти в воюющем государстве.

… Финны пишут новую Конституцию, воюя с напавшим на них коммунистическим СССР. США пишут новую Конституцию после нападения японцев на Перл-Харбр. Англия решила упразднить институт короля, воюя с фашистской Германией… Смешно? Не смешно: Украина под внешним принуждением — Путина и ЕС — пишет новую Конституцию, делегируя властные полномочия регионам, контролируемым уголовниками (М. Ланьо) и бандитами (Донбасс).

Так мы потеряем государство.

Георгий Семенец, «Аргумент»

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *