«Черный» уголь на крови

55_mainЧерная дыра. Торговля углем с оккупированных территорий превратилась в отлаженный бизнес с миллиардными оборотами. Его конечными выгодополучателями стали лидеры боевиков и ближайшее окружение экс-президента Виктора Януковича. За уголь платит Украина.

Глядя на карту оккупированных территорий востока Украины, луганчанин Павел Лисянский, директор Восточной правозащитной группы, видит не города-поселки-дороги, а сотни копанок — небольших самопальных шахт — и множество путей, по которым добытый уголь попадает по эту сторону линии фронта.

Лисянский несколько месяцев исследовал тему поставок нелегального топлива из так называемых республик и убедился: это огромный рынок. Его ежемесячный оборот — около 400 млн грн.

На одном конце цепочки — копанки и обычные шахты ДНР-ЛНР, на другом — легальные украинские заказчики. Между двумя этими пунктами находятся интересы разных деятелей — от руководства республик до представителей Семьи беглого Виктора Януковича: его земляка Юрия Иванющенко и старшего сына Александра Януковича.

«Выходит, Украина спонсирует террористов, которые воюют против нее«,— подсчитывая обороты торговцев нелегальным углем, утверждает Лисянский.

Тяга к черному
Донбасский уголь стране нужен — от него зависит работа половины из 14 украинских теплоэлектростанций (ТЭС). Семь станций могут работать только на антрацитовом угле марки А, добываемом на востоке. Для ТЭС его редко где в мире используют — в Украине же привязка к этому сорту досталась в наследство от советской экономики, ориентированной на замкнутый цикл добычи и использования ископаемых.

В итоге с востока каждый месяц ввозят около 600 тыс. т угля. Из них около 250 тыс. т, или около 42 %, идет от шахт ДТЭК миллиардера Рината Ахметова, которые зарегистрированы на подконтрольной Киеву части страны. Остальное проходит через украинские компании-посредники, но кто и где добыл их уголь — тайна. Ориентировочный размер этой тайны — около 300–350 тыс. т ежемесячно, причем львиная доля добытого приходится на нелегальные копанки. При цене 1,3 тыс. грн за 1 т угля оборот составляет 390–455 млн грн в месяц. Это миллиарды в год: за 2015‑й, по данным Минэнерго, из зоны АТО вывезли 8,5 млн т угля, что эквивалентно примерно 11 млрд грн. Почти 60 % этой суммы пошло посредникам, торгующим сырьем, нелегально добытым в республиках. А те расплатились с добытчиками из ДНР-ЛНР.

Попытки заместить донбасский уголь другим не дали особого результата. По данным профильного министерства, за два последних квартала Украина закупила у ЮАР 515 тыс. т сырья марки А, еще 311 тыс. т — у России.
Стабильный спрос быстро породил предложение — то есть активизировал добычу в республиках, сократившуюся было на фоне активной фазы АТО.

Лисянский заметил этот всплеск деятельности по резкому росту числа несчастных случаев среди шахтеров. А также по увеличению количества частных заказов на лесоматериалы со стороны бизнесменов из ДНР-ЛНР: дерево — это материал для креплений кровли на шахтах.

Виталий Кропачев, экс-депутат Донецкого областного совета, также интересующийся темой нелегальной добычи, отмечает: на оккупированных территориях лавинообразно растет число копанок — за последние пару лет их количество увеличилось с нескольких сотен до 1.500. Так много «нор» не было в Донбассе с начала 2000‑х.

Золото может быть и черным: Адвокат Игорь Чудовский, в прошлом практиковавший в Луганске, уверен: главари республик зарабатывают на угле миллионы

Золото может быть и черным: Адвокат Игорь Чудовский, в прошлом практиковавший в Луганске, уверен: главари республик зарабатывают на угле миллионы

«Угольные потоки из ЛНР идут через Александра Мельничука и его брата Сергея. Они полностью подотчетны Игорю Плотницкому [главарю республики], который координирует все операции«,— говорит Лисянский.

По его данным, одним из основных поставщиков угля в Украину с подконтрольных боевикам территорий являются находящиеся на Луганщине обогатительные фабрики Мельничуков — Восточно-Донбасская и им. Космонавтов. Эти предприятия ежемесячно отправляют на запад сотни вагонов с углем.

При этом Александр Мельничук живет в Луганске и занимает должность советника министра энергетики ЛНР. Его брат Сергей Мельничук обитает в Киеве и обеспечивает бизнес-процесс с украинской стороны, говорит правозащитник.

Система отработана до мелочей. В ЛНР, объясняет Лисянский, все владельцы копанок и мини-шахт продают уголь людям Мельничука, которые имеют монополию на сбыт. Затем сырье уезжает в РФ, там оформляется как кузбасский уголь и отправляют через Беларусь в Польшу. И уже оттуда попадает в Украину. Раскрыть этот путаный маршрут Лисянскому помогли источники на Донецкой железной дороге, занимающиеся перевозками угля.

Сергей Мельничук отказался комментировать любые факты, связанные с его деятельностью.

В тему: «Укринтерэнерго» закупило уголь у террористов почти на 52 млн гривен
Часть луганского угля идет напрямую. Посредником выступают многочисленные сомнительные структуры, утверждает журналист Денис Казанский, который занимался расследованием деятельности угольной мафии. Мол, судя по данным железнодорожных перевозок, с конца 2015‑го часть сырья отправляется с обогатительной фабрики Нагольчанская, расположенной в городе Антрацит, подконтрольном ЛНР. При этом само предприятие за время АТО перерегистрировалось в Киеве.

Эта компания, как рассказывает Казанский, связана с Юрием Иванющенко, земляком Януковича-старшего, и его партнером Иваном Аврамовым. Иванющенко сейчас находится в розыске.

В списке структур, которые завозят уголь, есть еще одна подозрительная фирма — Брянковская угольная компания с Луганщины. «До войны она упоминалась в связи с расследованием угольных схем Семьи Януковича. По всей видимости, контролируется кланом до сих пор»,— уверен журналист.

На этом рынке действует и компания Донуглересурсы, одним из учредителей которой являлся Антон Клименко, ныне покойный брат бывшего министра доходов и сборов Александра Клименко, скрывающегося в России.

Угольная вольница. Луганский правозащитник Павел Лисянский говорит, что в стране работает целая схема переправки угля из республик

Угольная вольница. Луганский правозащитник Павел Лисянский говорит, что в стране работает целая схема переправки угля из республик

Среди посредников есть и небольшие фирмы — например, Гарантия, которая возит уголь украинским компаниям мелкими партиями по несколько вагонов из оккупированного Шахтерска. «В данном случае речь идет о так называемой площадке — фирме, которая торгует углем, добытым в копанках. Поэтому поставляет топливо небольшими партиями»,— говорит Казанский.

Получатели угля с востока предпочитают не обсуждать вопрос его происхождения. Так, например, в концерне Трион, который закупает донбасское сырье, НВ рассказали, что приобретают уголь на железнодорожной станции, находящейся на украинской территории. «Мы же не едем за ним в республики, а приобретаем законно в Украине»,— заявили в Трионе.
Угольные боевики
Налаженная система добычи угля и его продажи в Украину обогащает прежде всего лидеров боевиков. Лисянский подсчитал, что с каждой тонны Плотницкому уходит около 500 грн. А если учесть, что в феврале в ЛНР добыли около 150 тыс. т, то глава республики кладет в карман около 75 млн грн ежемесячно.

О растущем благосостоянии лидеров говорят и данные бывшего луганского адвоката Игоря Чудовского, который продолжает общаться с оставшимися на оккупированных территориях клиентами. «Недавно генеральный прокурор ЛНР Заур Исмаилов в пьяной беседе признался своим друзьям, что он уже давно долларовый миллионер. А у Плотницкого дела наверняка идут еще лучше»,— рассказывает адвокат.

Не отстает и соседняя ДНР — там отраслью занимается так называемое угольное министерство, сообщает Кропачев. И почти во всех подчиненных этой структуре предприятиях и копанках есть доля главы ДНР Александра Захарченко. «Нет ни одной компании, где не чувствовалась бы рука Захарченко или его людей»,— уверяет бывший донецкий депутат.

«Пока наивные шахтеры и рабочие идут в окопы умирать «за Новороссию», лидеры ЛНР и ДНР вместе с российскими кураторами зарабатывают огромные деньги на поставках угля «ненавистным фашистам»,— говорит Казанский.
Добрадись до недр. В оккупированных районах Донбасса резко выросло число копанок, уголь из которых продают в Украину (на фото — копанка в оккупированном Снежном, 2015 год)
Побороть зависимость
Все компании, которые выво­зят уголь с оккупированного Донбасса, получили соответствующее разрешение от властей — в антитеррористическом центре,— зарегистрировав предприятие в Украине.

Но проверок того, откуда они берут сырье и кому переводят за него деньги, украинская власть, по мнению экспертов, не осуществляет. Все ясно лишь с ДТЭК — та завозит уголь со своих шахт. Но вот по остальным компаниям, как говорит Дмитрий Григорьев, эксперт Центра исследований энергетики, от украинских властей информации почти нет.

«Нужно детальнее проверять, с кем имеет дело украинская сторона»,— говорит Кропачев.

На вопрос НВ, как Минэнерго контролирует добычу и поставки угля с востока, в министерстве не ответили.

Георгий Тука, глава Луганской областной военно-гражданской администрации, пояснил, что вопросами перемещения грузов через разграничительную зону занимаются пограничники, налоговики и спецслужбы. «Ходят слухи, что уголь гоняют незаконно, но о фактах задержания таких составов я не знаю»,— заявляет Тука.

В СБУ не смогли на протяжении недели ответить на запрос НВ относительно угля с востока и посредников, продающих его по всей стране.

По мнению экспертов, лучшим противоядием от махинаций с углем стало бы переоборудование котлов ТЭС на другую марку угля. Для этого нужно от двух до пяти лет и серьезная сумма — по подсчетам Григорьева, реконструкция одного котла обойдется в сумму до 1 млрд грн. «Пока никто даже не заикается о таком«,— уточняет правозащитник Лисянский.

Но подобную программу стоит начать, а до ее завершения, утверждают эксперты, необходимо активней покупать уголь за границей.

Если этого не сделать, угольные «деятели» и главари бандитов продолжат наращивать капитал. И не факт, что со временем эти деньги не будут легализованы и не станут использоваться для продвижения «нужных» политиков и партий в Киеве. Лисянский именно этого и опасается.

«Все процессы покупки угля должны быть прозрачными, каждая тонна. Тогда можно увидеть хоть какой‑то просвет в этом коррупционном хаосе«,— говорит он.

Максим Бутченко, опубликовано в журнале Новое время

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *