Бардак, провалы, расцвет преступных «схем»: чего на самом деле достиг Роман Насиров

Роман Насиров

Роман Насиров

С такими «успехами» глава ГФС должен был бы стать клиентом Генеральной прокуратуры и НАБУ. Тем не менее, он остается руководителем Фискальной службы.

На заседании Кабмина 27 сентября глава ГФС Роман Насиров не кривил душой. Он шел четко против истины, создав видимость реформы и благополучия в ведомстве, где ни реформ, ни прозрачности нет даже близко. Издание Realist предлагает несколько фактов, которые глава ГФС не стал выставлять на всеобщее обозрение. Но именно они красочно описывают, чем занимался Насиров с мая 2015 года.

Факт первый. Умение договориться

Романа Насирова назначили главой ГФС в мае 2015 года. Тогда еще премьер Арсений Яценюк отвел новому руководители три месяца для проведения реформ в ГФС.

С тех пор прошло уже почти 17 месяцев. В шесть раз больше!
27 сентября с трибуны Кабмина Насиров бодро зачитал, что реформа продолжается. Ход удался. Гройсман одобрительно кивнул.

В чем секрет?

Насиров политически пережил Яценюка. Более того, он пережил смену министра финансов. В апреле 2016 года, когда вместо Натальи Яресько поставили Александра Данилюка, многие пророчили отставку Насирова. Вместо этого позиции главы ГФС лишь упрочились. Дошло до того, что ходят разговоры о скором увольнении Данилюка. О Насирове — ни слова.

Секрет выживаемости многие объясняют контактом с Виталием Хомутынником, близким к Игорю Коломойскому, в последнее время примерившему мантию фаворита президента Петра Порошенко. По слухам, которыми полнится пространство Минфина и ГФС, именно Хомутынник«решает вопросы» по возмещению НДС и провозу отдельных групп товаров через границу.

Но представитель Коломойского — далеко не единственный посредник, способный решать вопросы с ГФС. В частности, авторитетом пользовался недавно погибший замглавы Администрации президента Андрей Таранов.

Поэтому можно предположить, что Насиров сумел стать нужным для всех. И повлиять на это не в силах даже Владимир Гройсман.

Присутствовавший на докладе депутат Андрей Журжий попросил премьера инициировать вопрос об увольнении Насирова.

Виталий Хомутынник

Виталий Хомутынник

Гройсман после комментария нардепа сказал, что нужно меньше эмоций и больше конкретики. Премьер попросил парламентария собрать имеющиеся факты нарушений, конкретные случаи коррупции и предоставить лично ему.

«Я вам обещаю, я их разобью в пух и прах. Можете в этом даже не сомневаться», — сказал Гройсман, очевидно, имея в виду, что нечистым на руку чиновникам ГФС нужно бояться.

Впрочем, публичного порицания Насирова не было. Переходить на личности премьер не стал, подытожив, что в целом дела и правда обстоят не очень хорошо: «Я считаю,

что ситуация в ГФС и таможенной службе — неприемлема. Точка. Злоупотребления на местах есть. Коррупция в системе есть. Но то, что мы видим в поступлениях, говорит, что мы на правильном пути».
Можно предположить, что решать судьбу главы ГФС — не в сфере полномочий премьер-министра. Скорее всего, это предмет личных договоренностей на уровне Порошенко.

Вот и приходится Гройсману прятать свою кадровую неспособность за выразительными эпитетами в духе развитого социализма.

Факт второй. Прирост, который получился случайно

Насиров похвалил себя. Он рассказал, что за 8 месяцев в сводный бюджет поступило почти 475 млрд грн. налогов. На 110 млрд грн. больше, чем годом ранее.

tild6232-6539-4631-b462-663832343662__image4

Насиров скромно намекнул: ГФС — молодцы. Произнес эту фразу Гройсман. Фото: УНИАН

Однако существенная доля прироста приходится на доходы местных бюджетов, к успехам в сборе которых ГФС имеет весьма опосредованное отношение. Тут прирост составил 30,2 млрд грн. (48,1%) — с 62,7 до 92,9 млрд грн. Рост доходов местных бюджетов в 2016 году объясняется поднятием ставок практически по всем бюджетоформирующим налогам: НДФЛ, налогам на землю и недвижимость, розничным акцизам, единому налогу.

Что касается «успехов» собственно ГФС, давайте разбираться. Доходы государственного (правительственного) бюджета выросли с 263,8 до 327,6 млрд грн. — на 63,8 млрд грн., или 24,2%. Прирост есть. Он замечен и на Таможне, и в Налоговой.

Таможни собрали больше на 21,7 млрд грн., или 17,5%. Но объясняется это не усилиями Насирова, а скачком курса — с августа 2015 года доллар подорожал на 18,55%. Таможня, как известно, насчитывает пошлины на ввозимые товары и услуги в долларах, а потом конвертирует их в гривны.

А вот в долларовом выражении импорт, наоборот, упал на 3%. При этом в Украине сохранилось явление контрабанды, особенно на рынке бытовой электроники и компьютерных комплектующих. Так что хвастаться нечем.

Налоговые поступления выросли на 42,1 млрд грн., или 30,1%. Этот рост объясняется, опять же, вовсе не заслугами Насирова и его подчиненных.

Просто рост цен спровоцировал увеличение номинального ВВП. С него и берутся налоги в большем объеме.

Официальная инфляция по итогам последних восьми месяцев составила 15,4-16%. Нужно учитывать, что показатель Индекса потребительских цен системно занижается — это давняя уловка Госкомстата, которую теперь эксплуатируют Гройсман и Насиров. Если выйти из «шор», которыми оперирует Госкомстат, то цены на базовые товары для населения выросли минимум на 25-30%. Соответственно, выросли и продажи бизнеса. В деньгах.

Зато роста экономики нет, как и не было. Официальное увеличение ВВП (это стоимость всего, что производит экономика, плюс экспорт, минус импорт) за два квартала 2016 года составило 1,4%. Получается, экономика продолжает стоять на месте, а цены растут. Отсюда и прирост сбора налогов.

Кроме инфляции, повышение сбора налогов произошло за счет роста ставок акцизов и ренты, введения единой (18%) ставки НДФЛ и сокращение сферы применения спецрежима по НДС.

Ну и куда же без незаконных механизмов «подрисовки» доходов бюджета? В 2016 году на 1,1 млрд грн. выросла задолженность по возмещению НДС на счета предприятий.

Задолженность по возмещению НДС на текущие счета, млрд грн.

На 1,5 млрд грн. увеличились переплаты по налогу на прибыль. То есть, Налоговая возмещает НДС не полностью, а налог на прибыль взимает с избытком.

Переплаты в госбюджет, млрд грн.

О каком улучшении отношений с бизнесом говорил Насиров? Может, бизнес уже перестал видеть в налоговиках вменяемого собеседника?

Наконец, при Насирове налоговые долги достигли рекордных масштабов. Да, вы не ослышались. Пока одни предприятия платят с избытком, есть счастливчики, которым разрешают не платить налоги.

Динамика налогового долга перед госбюджетом, млрд грн.

Едва ли не основной прирост налогового долга обеспечила «Укрнафта», работающая на весьма рентабельном рынке углеводородов. Расрочка для этой компании то предоставляется (например, перед очередным раундом переговоров с МВФ), то отменяется. На 1 сентября 2016 года она была отменена, и отразилась в совокупном долге. Но в целом бизнес Коломойского пользуется льготами от власти, которые недоступны многим другим компаниям.

Динамика долга по рентной плате за пользование недрами, млрд грн.

беня

К слову, тоже на три года получил рассрочку по возврату рефинансирования Приватбанк того же Коломойского. За этот период он должен «стать лучше».

И еще один момент. Говоря о росте поступлений в бюджет на 100 млрд грн., Насиров забыл упомянуть возмещение НДС. С учетом возмещения 474,9 млрд грн. превращаются в 420,5 млрд. А это, согласитесь, существенная разница.

Насирову, по большому счету, повезло. За счет курса цены выросли на все, и поступление налогов — тоже. Осталось лишь добавить немного типичных бесчестностей в духе любого налоговика, и получился успех.

Факт третий. Реформа, которой нет. Развал Таможни

Что касается собственно реформ, то их попросту нет. Происходящая по «лекалам» британской системы «реформа» Таможни представляет собой ее уничтожение. «Лекала» эти Украине не подходят, так как Британия — остров, не имеющий сухопутных границ ни с кем. А наша страна — государство, имеющее сухопутные тысячекилометровые границы с самыми разными странами с самыми разными налоговыми и таможенными режимами (в том числе с двумя таможенными объединениями).

В Британии таможенная служба, по сути, не является фискальной. Она дает лишь 1,5% доходов бюджета. В Украине — 40% поступлений. Остается добавить, что из стран континентальной Европы британскую фискальную модель не использует никто. Мы — дерзнули.

«Единое окно» — это еще один enfant terrible в «реформе» украинской Таможни. На этом проекте пиарится не столько Насиров, сколько лично Гройсман.

2016-10-02_212157

Фото: slovoidilo.ua

Авторы «единого окна» изначально знали, что реформа провалится, поэтому сделали ее «реформой ограниченного применения». Эта система работает отнюдь не на всех пунктах пропуска и только по личному желанию клиентов. «Удобство» очевидно. На Одесской таможне за два месяца функционирования «единого окна» им воспользовались 26 субъектов внешнеэкономической деятельности. И это при более чем 13 тыс. деклараций в месяц.

Заканчивая тему Таможни, вспомним, что так и не был внедрен институт уполномоченного экономического оператора на таможне. Соответствующий законопроект застрял в Верховной Раде, а ГФС полностью устранилась и от его подготовки, и от продвижения.

Наконец, никак не решен и вопрос возврата таможенных переплат. А их накопилось уже порядка 4 млрд грн.

Факт четвертый. Реформа, которой нет. Бардак в Налоговой

Уже почти два года назад Петр Порошенко объявил о «деолигархизации». И вот, позорный факт. Система трансферного ценообразования, которая призвана пресечь схемы по выводу капитала в оффшоры, до сих пор не заработала.

Тем временем, миллиарды долларов в год покидают нищую Украину. Не исключено, что в этом потоке самый приличный ручеек принадлежит бизнесменам, имеющим отношение к нынешней власти. Напомним, скандал с оффшорами Петра Порошенко и министра финансов Александра Данилюка, вспыхнувший было в апреле 2016 года, умело замяли.

Открытости в работе ГФС при Романе Насирове не стало больше. Об этом, кстати, очередной раз шла речь на встрече премьера с бизнесом, состоявшейся 13 сентября. Наоборот, актуальные показатели деятельности службы либо прячутся, либо искажаются.

Подразделения внутренней безопасности ГФС работают не над искоренением коррупции, а над тем, чтобы охранять ее от вмешательства посторонних. Об этом, в частности, говорит эпизод с недопуском работников НАБУ в офис на Львовской площади.

Факт пятый. Неработающий «электронный кабинет»

Об успехах во внедрении электронных сервисов Роману Насирову вообще не стоило говорить. По сути, этот проект представляет собой все тот же «электронный кабинет налогоплательщика», который внедрял экс-министр доходов и сборов Александр Клименко. По его планам, кабинет должен был полностью заработать еще в 2014 году. Однако нормально он не работает до сих пор.

tild3831-3165-4663-b266-326564616635__14483772_1551606081523023_1478298108_n

Слайд, на котором Министерство финансов признает, что система электронного декларирования не работает

Да и не может работать в ситуации, когда в ГФС:

— регулярно «ложатся» сервера;

— происходят странные утери целых терабайтов информации из баз данных ГФС.

Не говоря уж о том, что служба массово применяет метод массовых разрывов договоров о подаче электронной отчетности. Такая практика приводит к блокировке деятельности субъектов хозяйствования. О ней, кстати, речь шла на встрече премьера с бизнесом 13 сентября. Никаких изменений с тех пор не произошло.

Факт шестой. Бардак в системе электронного администрирования НДС

Провалилось внедрение широко разрекламированной самим Насировым системы электронного администрирования НДС (СЭА). Напомним, 13 июля 2015 года во время визита в США он заявил, что «ГФС удалось запустить систему электронного администрирования НДС, которая сегодня работает в штатном режиме». И что «с запуском системы нам удалось решить проблему с налоговым мошенничеством, которое ежемесячно стоило бюджету 100 млн долларов США».

Так вот, это неправда. Теперь уже неоднократно доказано, что:

— из-за отвлечения средств в рамках действия СЭА НДС пострадали добросовестные налогоплательщики;

— информация вводится в электронную систему по частям, что не дает возможности отслеживать «налоговые ямы» и прочие виды уклонения (если бы информация вводилась полностью, то «ямы» вычислялись бы автоматически);

— электронная система управляется в ручном режиме и содержит специально оставленные «дыры» — если бы она функционировала нормально, то «ям» бы уже не было);

— по оценкам бизнес-среды, на этом зарабатывают налоговики разных уровней, включая самый высший;

— мошенники, как работали, так и работают — разница лишь в том, что на рынке стало меньше «партизан», зато их хлеб освоили сотрудники службы.

Продолжение применения мошеннических схем, кстати, подтверждается дежурными сообщениями налоговой милиции о раскрытии деятельности очередного «конверта», которых просто не должно быть в рамках СЭА НДС.

tild3466-3931-4430-b435-366132633936__14489686_1551598454857119_740044040_o
tild3638-3538-4264-a661-366362393466__14536756_1551598451523786_292877973_oПричем, схемы используются самые разные. Среди прочего — махинации с привлечением сельхозпроизводителей, а также специально оставленная в СЭА «дыра», которая позволяет вбрасывать в систему фиктивный налоговый кредит в неизвестных пока объемах (смотрите документ).

С такими «успехами» Роман Насиров должен был бы стать клиентом Генеральной прокуратуры и НАБУ. Тем не менее, он остается руководителем ГФС.

Подробнее читайте: Роман Насиров. Бизнес-прошлое главного украинского налоговика

Виталий Хомутынник. Как заработал состояние самый богатый нардеп Украины

Андрей Вышинский, опубликовано в издании Realist

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *