Аферы с деньгами банков: надзор НБУ есть, но его нет

Большая часть средств выводится из Украины через банковскую систему

нбу
По данным специалистов неправительственной организации Global Financial Integrity, изучающих нелегальные финансовые потоки в развивающихся странах, из Украины каждый год незаконно выводится в среднем 11-12 USD млрд. По предварительным расчетам, только в 2015 году из страны ушли 14, 2 USD млрд – сумма, превышающая общий объем траншей от МВФ, выделенных Украине в период 2014-2016 годов (12,3 USD млрд). Львиная доля выводимых из украинской экономики средств проходит через банковскую систему, выступающую в качестве накопительного и транзитного пункта для разного рода активов.

В декабре 2015 года во время итоговой пресс-конференции, посвященной ситуации в банковском секторе, в том числе борьбе со спекулятивными финансовыми структурами, глава НБУ Валерия Гонтарева (подробнее про неё читайте в статье Валерия Гонтарева. Блеск и махинации королевы монет) заявила, что регулятору удалось успешно завершить операцию по выведению спекулятивных и неплатежных финансовых структур с украинского рынка и, мол, ситуация в банковской системе улучшается. «Мы уверены, что худшее уже позади и на будущее полны сдержанного оптимизма», — сказала она тогда.

Но текущее положение дел говорит о том, что выводы главы НБУ оказались преждевременными. Прошло девять месяцев текущего года, а мы по-прежнему видим «падающие» банки, чье банкротство зачастую сопровождается скандалами, связанными с различными финансовыми аферами.

Банковский надзор

Одним из наиболее вопиющих случаев мошенничества в этом году можно без преувеличения назвать ситуацию, возникшую вокруг ПАО «Банк Михайловский». Это не самый крупный банк из числа финансовых учреждений, попавших под санкции регулятора. Но вскрывшаяся схема мошенничества с активами, проведенная руководством банка на глазах НБУ, заставляет критично отнестись не только к действиям банкиров, но и к реакции регулятора, в чьи обязанности входит контроль операций на финансовом рынке и предотвращение различного рода банковских спекуляций.

Напомним, средства вкладчиков «Михайловского» привлекались якобы в банк. На самом деле большая часть денег переводилась в ООО «Инвестиционно-расчетный центр» («ИРЦ»), связанное с банком. Накануне признания «Михайловского» неплатежеспособным руководство банка, воспользовавшись доступом к программе «операционный день», перевело кредиты и «мусорные» счета компании «ИРС» на счета физлиц в банке, попытавшись скрыть подозрительные операции и переложить ответственность перед своими вкладчиками на ФГВФЛ.

Сейчас факты, которые привели банк к введению временной администрации, расследуют правоохранительные органы, а экс-председателю правления банка Игорю Дорошенко и бывшему акционеру, собственнику сети «Эльдорадо» и бизнес-центра Gulliver Виктору Полищуку (в банке его доля составляла 92,501% уставного капитала. – Ред.) грозят разбирательства с регулятором и прокуратурой.

В частности, Дорошенко 8 октября Шевченковский районный суд Киева продлил срок содержания под стражей с определением размера залога в 137,8 млн грн. Прокуратура города Киева подозревает бывшего председателя правления «Михайловский» в хищении 870 млн грн банковских средств и доведении банка до неплатежеспособности.

По уголовному делу также арестован и бывший директор «ИРЦ» Михаил Канюк. Заместитель главы правления банка Денис Панфилов находится в розыске. Виктор Полищук бежал из страны.

Яркий пример незаконных манипуляций с активами банков, попавших под надзор НБУ,– афера с ПАО «Банк Контракт». Банк ночью (после завершения банковского дня) продал принадлежащее ему здание, а куратор не смог проследить и предупредить незаконную сделку. «Функция НБУ, которая требует усиления – это банковский надзор. С одной стороны, Нацбанк заявляет, что видит ситуацию в банках в режиме реального времени и контролирует их операции, однако о том, как иллюзорен этот контроль, свидетельствует ситуация с банком «Михайловский», когда технические манипуляции с IT-системой банка привели к плачевным для ФГВФЛ последствиям и грозят дополнительной нагрузкой на многострадальный бюджет», — отмечает партнер адвокатского объединения «СК Груп» адвокат Юлия Курило.

Другой пример иллюзорности контроля, по ее словам, – операции по корреспондентским счетам, открытым в банках за пределами Украины. «Печально известный австрийский Meinl Bank AG предоставил уже не одному украинскому финучреждению откатанную схему, в результате которой счета банков в считанные секунды опустошались мошенниками, как, например, в истории с банком «Киевская Русь», — привела пример Курило.

Самое интересное, по ее словам, что банковскому рынку хорошо известны эти пресловутые банки с «неоднозначной репутацией», которые предоставляют сервисы украинским финучреждениям для вывода активов. Поэтому сложно понять, почему НБУ не работает на упреждение реализации этих схем, например, ограничивая круг банков-корреспондентов для финансовых структур, у которых есть программа финансового оздоровления, в том числе с привлечением стабилизационных кредитов НБУ.

По мнению адвоката, еще одну схему, которую следовало блокировать, – это предоставление банками финансовых гарантий по обязательствам в пользу иностранных финансовых учреждений, а также аккредитивов. «Банковская гарантия и аккредитив  – это активные банковские операции, на них банк зарабатывает. Но это еще и высокий риск, который, в случае отсутствия адекватного обеспечения со стороны клиента, обращается для финучреждения значительными убытками, — объясняет Курило. — И то, что финансовые учреждения очень часто используют эти банковские инструменты в сомнительных операциях, говорит о том, что они должны стать объектом пристального внимания со стороны НБУ. И, возможно, одним из условий предоставления стабилизационного кредита банку должно быть надежное обеспечение подобных операций (под контролем Нацбанка), проверка их реальности, экономической целесообразности и т.д.».

Советник АО «Спенсер и Кауфманн» Николай Лихачев также считает, что для предотвращения вывода активов НБУ должен вовремя реагировать на уже выявленные в неплатежеспособных банках схемы во избежание использования подобных механизмов в действующих банках. «Кроме того, необходимо уделить внимание институту кураторства НБУ для более глубокого анализа контролирующими органами деятельности банков, по поводу которых присутствует подозрение на счет их дальнейшей деятельности», — говорит юрист.

В целом, по его словам, Украине стоит серьезно задуматься над всемирным трендом деофшоризации и присоединиться к инициативе Организации экономического сотрудничества и развития касательно автоматического обмена налоговой информацией. Данные шаги не предотвратят возможных рисков вывода активов, но позволят в более простом порядке отследить пути их перемещений и предпринять меры по их возвращению.

Кроме того, по мнению Лихачева, для предотвращения оттока активов из Украины необходимо минимизировать причины вывода капитала. И главным шагом для его предотвращения станет оптимизация налогообложения: уменьшение количества налогов, их ставок, упрощение уплаты.

Держать лицо

Представители НБУ сохраняют хорошую мину при плохой игре: за два последних года регулятор по результатам проверки банков подал в полицию и прокуратуру всего 175 заявлений относительно фактов мошенничества. В то же время ФГВФЛ подал в правоохранительные органы 362 персональных иска против собственников банков. Правда, ни одно из этих дел не доведено до логического завершения – наказания виновных и возврата украденных средств пока не произошло. «Мне пока не известны случаи, когда НБУ инициировал бы процесс возвращения средств за пределами Украины», — отмечает Курило.

«В Украине пока еще не работает специализированная структура, которая бы расследовала нарушения в банковской сфере. Всеми делами занимаются правоохранительные органы, в том числе и делами, которые касаются банков. Представители правоохранительных органов довольно часто обращаются в НБУ, просят предоставить документы, подтверждающие факты. Но даже если зафиксированный факт очевиден для нас как нарушение, цепочка действий правоохранителей неизменна: расследование, суд и лишь затем — решение по делу», — «перевела стрелки» на правоохранительные органы и. о. замглавы НБУ Екатерина Рожкова во время брифинга, устроенного для представителей СМИ.

Отметим, что еще в декабре 2015 года был принят закон, предусматривающий создание Национального агентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений. Согласно документу, Нацагентство создается Кабинетом министров и подотчетно Верховной Раде. Его основная задача — формирование и реализация государственной политики в сфере выявления и розыска активов, в том числе за рубежом, а также управление арестованными и конфискованными активами. Но основные надежды, возлагаемые на агентство, — повышение эффективности и прозрачности в раскрытии дел, связанных с выводом средств, ведь сотрудники агентства будут работать независимо от правоохранительных органов.

Однако прошло уже девять месяцев, а агентство по-прежнему не создано. Более того, многие эксперты вообще высказывают сомнения в эффективности его работы. «Дело в том, что Национальное агентство подконтрольно Кабмину и Верховной Раде, хотя в принципе оно должно быть всего лишь подотчетным этим органам. Если вспомнить тот факт, что некоторые украинские министры до сих пор «не могут» предоставить декларации о доходах, о какой независимости и прозрачности может идти речь?», – негодует директор юридической компании LionsLitigate Станислав Батрин.

По его словам, попытка создать полноценную организацию, которая будет выявлять коррупционные схемы и заниматься возвратом украденных активов, возможна лишь в том случае, если это будет абсолютно независимая структура с широким спектром полномочий и прозрачной формой управления. Чего принятый в декабре закон, увы, не предусматривает.

Виталий Хворостяный

Hubs

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *